«Это было страшно, везде кричали люди, вода все прибывала»
Вид на жилой район города Сочи во время наводнения. Фото: Пресс-служба Южного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России / ТАСС

Вид на жилой район города Сочи во время наводнения. Фото: Пресс-служба Южного регионального поисково-спасательного отряда МЧС России / ТАСС

В Адлерском районе Сочи до сих пор не ликвидированы последствия июньского наводнения 2015 года

Пять многоквартирных жилых домов на улице Гастелло после наводнения июня 2015 года медленно разрушаются и жить в них невозможно. Однако администрация до сих пор не признала их аварийными.

Жители улицы Гастелло не спят по ночам, особенно когда небо заволакивает тучами. До утра люди прислушиваются, не начался ли дождь. В июне 2015 года после небольшого ливня их улица превратилась в бурлящий поток, с воронками и водоворотами. По официальным сообщениям, река Херота переполнилась и вышла из берегов. Вода в домах доходила до потолков первых этажей. Многодетный отец Илья Ларионов показывает следы на стенах дома, которые остались от большой воды — около двух метров. Квартиры моментально превратились в аквариумы. Илья и Снежана Ларионовы до сих пор вспоминают, как спасали своих маленьких дочек через окно, а потом, противостоя бурлящему потоку, передавали их соседям на второй этаж, куда не дошла вода, а сами сидели на заборе до тех пор, пока ее уровень не снизился. Нога Снежаны все это время была зажата принесенной бетонной плитой.

– Это было очень страшно, везде кричали люди, вода все прибывала и прибывала. Мимо проплывали машины, деревья, мусорные контейнеры, — рассказывает Снежана Ларионова.

Кто-то спасал детей, кто-то домашних питомцев, соседи помогали друг другу. Тогда о последствиях не думали, боролись за жизнь, позже поняли: утеряно все имущество, а квартиры стали не пригодными для жилья. Власти заверяли: «вы пострадали от ЧС, мы вас не бросим!». Жителей пяти многоквартирных домов с улицы Гастелло, которые особо пострадали во время наводнения, временно расселили в маневренном фонде администрации Адлерского района пансионате «Нептун».

– Мы потеряли все вещи, всю одежду, имущество. Мы заканчивали ремонт в квартире, все отделочные материалы пришли в негодность, полы сгнили, на стенах плесень, — рассказывает Илья Ларионов.

Накануне стихийного бедствия молодая семья готовилась к рождению третьего ребенка — сына, поэтому решили улучшить свои жилищные условия. Продали однокомнатную квартиру, взяли ипотеку, которую позже погасили из средств материнского капитала, и купили двухкомнатную в старом фонде. Илья подумал, что с ремонтом они справятся самостоятельно, зато будет достаточно места для всех. Сам он всегда мечтал о большой семье и просторной квартире, поскольку воспитывался в детском доме. Уже скоро год как Ларионовы вынуждены проживать в маневренном фонде, их квартира в доме № 13 не подлежит восстановлению.

– Оказалось, что наш дом не армирован, построен в начале 50-х годов как временное жилье для сотрудников чайной фабрики, — рассказывает Илья. — Ветхие стены не выдержали удара стихии и пошли трещинами. Под полом в квартире Ларионовых постоянно стоит вода, черная плесень разъела все стены и полы, размок гипсокартон, покосило двери. Просушить дом невозможно, в нем предусмотрено печное отопление, а печи давно рассыпались от старости.

87-летняя ветеран Великой Отечественной войны Елена Памазанова живет этажом выше. Огромная печь с общим дымоходом в один прекрасный день просто провалилась в квартиру Ларионовых. Сейчас в комнате пенсионерки на втором этаже установлена буржуйка, которая чадит. Бабушка говорит, что привыкла и не чувствует. При любом дожде с прохудившейся крыши по печной трубе в квартиру течет вода.

Семья Татьяны Линевой стоит в очереди на получение нового жилья 30 лет. Фото: Анна Грицевич / «Русская планета»

– У меня рабочий стаж 45 лет, мой муж работал на Чайной фабрике, я во время войны работала. Неужели я на пенсии должна выживать? Я болею от постоянной сырости, я слепая, не могу нормально топить печь, боюсь сгореть, да и дрова нынче очень дороги, — рассказала Елена Памазанова.

Она помнит, как в начале 1950-х годов строили эти дома на улице Гастелло. Никто не думал тогда, что времянки переживут даже Советскую власть.

– На месте нашего дома была мусорная куча, ее разровняли, поставили деревянную опалубку. Из речки привезли гальку, глину и песок, добавили немного бетона и построили нам жилье, — рассказывает пенсионерка.

По ее словам, после потопа 2015 года по ночам слышно, как дом проседает и трещит.

В квартире другой жительницы дома № 13 Елены Сотниковой рухнул кусок потолка, прямо в кровать ее матери-инвалида. В семье Елены два инвалида, кроме матери — лежачий брат, участник войны в Чечне.

– Мне пришлось их забрать к себе, но я живу в Кудепсте — это другой район, врачи из поликлиники Адлера к нам не едут, я теперь вызываю только платных врачей, — сообщила Елена Сотникова.

С виду дома по улице Гастелло выглядят вполне презентабельно: крыши красные, фасады бежевые — в соответствии с требованиями к зданиям, находящимся в зоне олимпийского гостеприимства. В нескольких метрах находится Адлерский вокзал, а у обитателей целого микрорайона нет ни газа, ни отопления, ни горячей воды. По словам жительницы дома № 15 Антонины Цулая, всех жителей Гастелло попросили выехать из временного жилья в маневренном фонде через два месяца после наводнения.

– Нам пришлось вернуться в свои сырые, покрытые плесенью квартиры, другого выхода не было. Получили компенсацию за утерянное имущество, на нашу семью получилось 300 тысяч рублей, и начали ремонтировать. Даже на ремонт этих денег не хватило, — отмечает Антонина Цулая.

Ей помогли дети и внуки, завершили ремонт, купили необходимую мебель и бытовую технику. Через несколько месяцев по новым обоям снова пошла черная плесень, которая разъела даже шторы на окнах.

– Получается, что вся помощь государственная — это деньги на ветер. Ведь нас всех администрация Адлерского района заставила срочно делать ремонты и выезжать из временного жилья, не дав возможность просушить комнаты. Мы все болеем, в таких условиях жить нельзя, — Антонина Цулая не сдерживает слезы.

У администрации района и города другое мнение: признавать дома аварийными она не собирается. По словам Снежаны Ларионовой, жители пяти бараков на Гастелло писали заявления на признание их жилья аварийным.

– Приезжали сотрудники БТИ, сделали экспертизу, что в домах невозможно жить. Мы просили предоставить нам результаты, нам сказали, чтобы мы заплатили 9 тысяч рублей, и их выдадут. Когда собрали деньги, пришли получать, нам сказали, что им запретила администрация. Но я своими глазами видела, что там было написано, — рассказывает Снежана Ларионова.

Ее семье, как и другим, администрация района выдала предписание о том, что они должны в ближайшее время освободить маневренный фонд и отправиться по месту регистрации, иначе выселят по суду. Но идти Ларионовым некуда: нет ни бабушек, ни дедушек, а с жить с детьми, старшей из которых пять лет, а младшему один месяц, в заросшей плесенью квартире невозможно.

– В администрации нам сказали, чтобы мы брали ипотеку и покупали себе жилье, но мы же уже брали ипотеку, погасили ее за счет материнского капитала. Получается, что государственная помощь ушла в никуда, — говорит Снежана Ларионова.

В этой квартире администрация предлагает семье жить вместе с детьми. Фото: Анна Грицевич / «Русская планета»

Семью бывшей работницы чайной фабрики Татьяны Линевой тоже выгнали из маневренного фонда и заставили в срочном порядке делать ремонт. Его хватило на полгода. Семья Линевых уже 30 лет стоит в очереди на получение жилья. Каждые пять лет по новой собирают документы, но очередь никак не сдвинется.

– У меня муж инвалид I группы, три раза в неделю на диализ ездит. Скоро помрем и не дождемся квартиры, внучке уже 18 лет, — сетует Татьяна Линева.

Та же ситуация у Татьяны Болотовой, разница лишь в том, что ее семья стоит в очереди 40 лет.

– Да, нам выплатили деньги на утерю имущества по 110 тысяч рублей на человека, но это же копейки, все они ушли на ремонт, мы спим на полу, потому что нет кроватей, — рассказывает Татьяна Болотова.

Некоторых обитателей домов на Гастелло и вовсе признали частично пострадавшими, это жители частного сектора, у которых стихия не затронула вторые этажи домовладений. У Надежды Черниченко на втором этаже была спальня, уцелели только кровати, все, что находилось на первом этаже — бытовая техника, мебель и другое имущество — было безвозвратно утеряно. Тем не менее их семья получила всего по 50 тысяч на человека.

– Что мы можем на эти деньги купить? Власти сделали нищими весь микрорайон, у нас же утонуло все, что мы годами наживали, — говорит Надежда Черниченко.

Сейчас она свою жизнь посвятила походам по инстанциям, пишет, обращается, жалуется, но без толку. Обращения к президенту возвращаются в ту же Адлерскую администрацию, которая считает, что ничего не должна жителям Гастелло, поскольку им была оказана вся необходимая денежная и благотворительная помощь.

– Гражданам, имеющим основания для предоставления социального жилья, оказывается помощь в целях признания малоимущими и постановке на очередь предоставления жилья. В отношении семьи Ларионовых сообщаем, что данной семье специалистами администрации разъяснен порядок признания домовладений аварийными и не пригодными для проживания, разъяснен порядок признания граждан малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, — сообщили в пресс-службе администрации.

А жители Гастелло продолжают жить в сырых домах в постоянном страхе нового наводнения, которые еще одной большой воды точно не выдержат. Ведь причину наводнения до сих пор не выяснили или не огласили. Все очевидцы в один голос уверяют: поток пошел, когда дождь уже закончился, и не со стороны реки, а со стороны Серебряного озера. Оно находится выше микрорайона и когда-то использовалось для полива чайных плантаций, для регулирования уровня воды была построена дамба. Сейчас озеро передано в частные руки.

ЖКХ-2016: почему растут тарифы Далее в рубрике ЖКХ-2016: почему растут тарифыСколько будут платить жители Сочи за коммунальные услуги, как получить субсидию и льготы на оплату капитального ремонта Читайте в рубрике «Титульная страница» Чего ждать от нового главы ГИБДД?Первостепенными задачами Михаила Черникова могут стать борьба с коррупцией и повышение культуры вождения Чего ждать от нового главы ГИБДД?

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»